Чтение книги "Всемирная история войн - книга 4. 1925 год - 1997 год"

нанести удар в «мягкое подбрю
шье» держав «оси», ставшее основной причиной разногласий между американскими и английскими разработчика
ми военных операций во время войны, было политически здраво, поскольку имело целью обуздать Россию в ее
стремлении доминировать в послевоенной Восточной Европе.
Однако такая операция требовала решения колоссальных проблем тыла и снабжения. Ее целесообразность
по сей день представляется спорной (и дискутироваться будет еще долго) – равно как и совершенно отличная от
английской, хотя, возможно, и несколько близорукая американская стратегия, ставившая во главу угла победу в
данной конкретной войне, а не преследование неких далеких политических целей.
Можно считать, что решительное требование президента Франклина Делано Рузвельта о «безоговорочной
капитуляции» изрядно затянуло войну. И очень точно высказался генерал Дуайт Эйзенхауэр, на одной из своих
прессконференций (28 февраля 1945 г.) заметив, что подобная политика ставила германское командование пе
ред выбором: быть повешенными или погибнуть под ударами штыков 1.
Войны описываемого периода в основном были маневренными. Вторая же мировая оказалась войной манев
ра невероятно обширного – как в территориальном отношении, так и по количеству задействованных сил, тех
ники, организации и осуществления работы тыла. В ходе ее авиация выступила уже в качестве боевой силы, по
мощи сравнимой с сухопутными войсками и военноморским флотом. Незадолго до того испытательным полиго
ном для немецких, итальянских и русских военных теорий послужила Гражданская война в Испании (см. с. 34).
Доктрина Дуэ, утверждавшая, будто любую боевую задачу можно решить средствами одной только авиации,
была проверена практикой при осаде Мадрида и признана не во всем совершенной, хотя и явила прекрасные
результаты в ходе войны со слаборазвитой нацией (Эфиопия, см. с. 66). Жители же испанской столицы сумели
превозмочь страх, и потому конечная цель была достигнута лишь сухопутными войсками в ходе маневренной
войны в долине реки Эбро (см. с. 40).
В описываемый период в очередной раз было подтверждено значение укреплений (как временных, так и
долговременных) в качестве трамплина для операций, однако осадные операции как таковые не давали никакого
эффекта, за исключением психологического.
Крайне важный урок планирования военных операций был преподан успешными и поистине блестящими
действиями японцев на начальном этапе войны в Тихом океане. Американские военные теоретики были едино
душны во мнении, что изначальной целью любой японской агрессии окажутся Филиппинские острова. Исходя из
этого и были разработаны стратегические планы, предусматривавшие упорную оборону острова Лусон с после
дующим нанесением сокрушительного контрудара силами Тихоокеанского флота США. Однако уничтожение
этого флота в ПёрлХарборе свело весь стратегический план на нет, вызвав тем самым необходимость его ради
кального изменения и приспособления к новой ситуации прямо по ходу войны. В свою очередь, британские воен
ные считали, что неизбежному нападению с моря прежде всего подвергнется Сингапур – главная база Королевско
го ВМФ с его вечными проблемами снабжения и основной гарант успешности военноморских операций по
обороне восточной части Индийского и западной части Тихого океанов. Мыльный пузырь лопнул, когда японцы
нанесли удар не с моря, а по практически незащищенному сухопутному тылу крепости (см. с. 359).
Не были укреплены с суши к началу войны и военноморские базы СССР. Поэтому успешные
действия германских сухопутных войск позволили за считанные дни захватить Лиепаю и Таллин
в 1941 году, нанести существенный урон базировавшимся там кораблям Балтийского флота. Совет
ский Балтийский флот был заперт в Кронштадте и германский флот практически в течение всей
войны имел подавляющее превосходство в Балтийском море.
Своевременно принятые меры по укреплению с суши таких военноморских баз как Ленинград, Одес
са, Севастополь привел к необходимости их осады и ведения тяжелых затяжных боев.
Ленинград немецкие и финские войска так и не сумели захватить. Румынские войска захватили
Одессу на 73й день, потеряв при этом около 160 тысяч человек. А Севастополь был оставлен совет
скими войсками после 250дневного оборонительного сражения, при этом потери немецких и румын
ских войск составили около 300 тысяч человек убитыми и ранеными.
В обоих случаях последствия оказались трагическими и едва ли не фатальными – причем, исключительно из
за склонности штабистов гадать на кофейной гуще о том, каковы возможные намерения противника, хотя
следовало бы постараться предугадать «худшее, на что способен враг» и соответственно подготовиться именно
к такому варианту развития события. Еще