Чтение книги "Всемирная история войн - книга 4. 1925 год - 1997 год"

Гитлером решений.
По нашему мнению, только один из военачальников – американский генерал армии Дуглас Макартур, воз
можно, заслуживает называться деятелем исторического масштаба. Правда, подобная оценка является неодно
значной изза политических высказываний и конфликтного характера личности Макартура, проявившихся как
на протяжении описываемого, так в и последующий периоды; вместе с тем прошло еще недостаточно много
времени, чтобы мы могли оценить эту фигуру с должной исторической объективностью.
Два других выдающихся полководца союзников – американский генерал армии Дуайт Дэвид Эйзенхауэр и
фельдмаршал сэр Бернард Лоу Монтгомери, первый виконт Аламейнский – одержали столько значительных и
заслуженных побед, что в общественном мнении стали идеальными образчиками воплощенных харизматичес
ких военных руководителей. Тем не менее мы не думаем, что их объективно можно считать более выдающимися
военачальниками, нежели американский генерал армии Омар Нельсон Брэдли, английский фельдмаршал сэр Ар
чибальд Персиваль Уэйвелл или немецкие генералфельдмаршалы Эрих фон Левински Манштейн, Вальтер Мо
дель, Карл Рудольф Герд фон Рундштедт и Альберт Кессельринг, которые заметно выделялись среди многих дру
гих командующих армейскими группировками. И уж тем более их трудно сопоставлять с американским генера
лом Джорджем Смитом Паттономмладшим или немецким генералфельдмаршалом Эрвином Йоханнесом Эй
геном Роммелем, которые на фоне остальных командующих армиями выделяются как выдающиеся тактики.
Изза отсутствия достаточного количества достоверных данных невозможно оценить уровень отдельных рус
ских военачальников, однако можно с определенностью сказать, что ктото – или какаято небольшая группа лю
дей – в России обладали талантами руководителей, достаточными, чтобы добиться выдающихся побед советских
армий. Наверное, имеет смысл выделить среди них маршала Советского Союза Георгия Константиновича Жукова
– человека, сыгравшего в ходе Второй мировой войны на Восточном фронте наиболее значительную роль 1.
Говоря о ВМС, следует отметить американского адмирала флота Честера Уильяма Нимица (как главноко
мандующего) и вицеадмирала Реймонда Эймса Спруэнса (как командующего флотом). Оба они – выдающиеся
представители в высшей степени компетентного офицерского корпуса ВМФ США, равно как и превосходные
адмиралы британского Королевского флота Эндрю Каннингем и сэр Бертрам Рэмси (или, иначе, Рамсей).
В рядах военновоздушных сил американский генерал Генри Арнольд (по прозвищу Хап, то есть Везунчик)
оказался первым, кому довелось на практике применить теории ведения боевых операций силами стратегичес
кой авиации дальнего действия, о принципиальной осуществимости которых еще несколькими десятилетиями
раньше говорили такие пророки военной авиации, как английский маршал Хью Монтегю, первый виконт Трен
чард, итальянский дивизионный генерал Джулио Дуэ и американский генерал Уильям Митчелл. Результат ока
зался внушительным, хотя и убеждал не до конца – до тех самых пор, пока атомная бомба не стала провозвест
ником появления оружия неслыханной доселе разрушительной силы. При всей своей непревзойденной тактиче
ской и технической компетентности немцы не смогли предугадать возможностей дальних стратегических воз
душных операций, отлично понятых и использованных руководителями ВВС союзников – такими, как британский
главный маршал авиации сэр Артур Траверс Гаррис и американский генерал Карл Спаатс. Кроме того, стоит
упомянуть англичан – маршала Королевских ВВС барона Артура Уильяма Теддера и генерала Хью Касуолла
Тременхира Даудинга (одержавшего самую значительную за всю Вторую мировую войну победу в воздухе в
ходе так называемой «Битвы за Англию»), а также американского генераллейтенанта Джорджа К. Кенни, при
чем оба последних продемонстрировали исключительную компетентность не только в проведении чисто воз
душных операций, но и в операциях поддержки наземных сил.
СТРАТЕГИЯ
Представляется очевидным, что основные стратегические решения (принимавшиеся в ходе не только Второй
мировой, но и предшествовавших ей менее масштабных войн) были продиктованы экономическими и политиче
скими соображениями. Концепция «нации на войне», так ярко продемонстрированная в Первой мировой войне,
преобладала и в 1939–1945 годах. При этом проявлялись и все ее недостатки – хотя, конечно, и далеко не сразу. В
стремлении получить все необходимые для достижения своих политических целей стратегические материалы
Япония полностью надорвалась, тщась завладеть южными источниками сырья. Равно фатальным оказалось для
Гитлера стремление во что бы то ни стало захватить русские нефтяные промыслы (см. с. 208). В стане же союзников
наблюдались забавные контрасты. Прав был сэр Уинстон Черчилль, решительно продолжавший добиваться
контроля над Средиземным морем даже тогда, когда Британия, казалось, была поставлена на колени (см. с. 132), –
именно это и явилось спасением для дела союзников. Его настойчивое стремление