Чтение книги "Всемирная история войн - книга 3. 1800 год - 1925 год"

почти без исключе
ния — это были нерегулярные и весьма недисциплинированные части. С появлением огнестрельного оружия
подобные отряды лишь обновили снаряжение.
Строгая линейная тактика XVIII века предписывала регулярной пехоте малоподвижные и негибкие дейст
вия. Изза этого на протяжении всего времени, которое требовалось пехотным батальонам, чтобы выстроиться
в боевые порядки и занять позиции, они оказывались весьма уязвимы и нуждались в прикрытии на случай
непредвиденных действий противника. Точно так же подвергались риску неожиданной атаки противника и
подразделения, пребывавшие в резерве. Кроме того, солдатам увеличившихся регулярных армий нельзя было
доверять особо важных операций, так как они рекрутировались, как правило, из отбросов общества и лишь
вынужденно подчинялись суровой дисциплине. В результате, чтобы обеспечить необходимую поддержку ос
новных сил, боевое охранение собственных резервов, а также для проведения операций против неприятель
ских линий коммуникаций, осуществления внезапных отвлекающих атак, захвата языков и так далее, примерно
в середине века в европейских армиях были заново введены легкие, преимущественно пехотные отряды. В
скором времени к их задачам были добавлены новые — прежде всего, огневая поддержка основных сил либо
перед их фронтом (то есть роль застрельщиков), либо на флангах, как при помощи ведения залпового огня в
сомкнутом строю, так и одиночного в рассыпном.
Первое крупномасштабное появление отрядов легкой пе
хоты на европейском театре военных действий произошло во
время войны за Австрийское наследство (1740—1748 гг.). В
1740 году армия эрцгерцогини МарииТерезии подверглась
нападению превосходящих сил короля Фридриха II Прусско
го, а также его французских и баварских союзников. Ей при
шлось использовать все наличные силы, причем она не поко
лебалась воззвать к обитавшим в пограничных областях диким
хорватам и пандурам 1, традиционно являвшихся для южных
рубежей Австрии щитом против турок. Высокая эффектив
ность их легких отрядов незамедлительно побудила и другие
державы ввести или численно умножить подобные силы. В про
тивовес хорватам, Пруссия поспешно усилила легкую кавале
рию и создала несколько нерегулярных вольных батальонов, а
во Франции было сформировано несколько легких пехотных
полков, а также смешанных пехотнокавалерийских подразде
лений, обычно называемых легионами.
В британской армии легкие части отсутствовали до тех пор,
пока в пятидесятых годах XVIII столетия расквартированные в
Америке линейные батальоны ad hoc 2 не сформировали не
сколько легких отрядов. Толчком для их формирования послу
жил, отчасти, печальный опыт войн на американском конти
ненте, а отчасти — развитие событий в Старом Свете. По
своему характеру эти подразделения значительно отличались
от обычных нерегулярных войск — пограничной стражи, воль
ных батальонов и вольных частей. Это были обученные и дис
циплинированные формирования, равно пригодные для использования как в общем строю, так и для выполнения
особых заданий — движение в авангарде, несение дозорной службы, боевое охранение или разведка боем. От
остальной армии они отличались только функциональным назначением, но никоим образом не по снаряжению
или дисциплине, а потому командование чаще использовало их не как регулярную пехоту. После 1770 года
легкие — равно как и гренадерские — отряды стали неотъемлемой составной частью каждого линейного баталь
она. И тот, и другой быстро приобрели элитарный статус и подобно фланговым отрядам активно использовались
в качестве частей специального назначения в период Американской революции.
Однако в Пруссии легкая пехота так и не стала формирующим элементом. Фридрих II попрежнему полагался
на массированный огонь сомкнутого строя и бoльшую часть своих ресурсов тратил, добиваясь максимальной
частоты залпового огня. Пруссия сформировала несколько стрелковых подразделений фузилеров, однако обуче
ны и вооружены они были так же, как линейная пехота. Подобным же образом развивались события и в Австрии,
где пограничные полки муштровались в расчете на линейную тактику. В британской армии также возникла резкая
реакция против легкой пехоты, вследствие чего на исходе столетия последовали решительные попытки вернуться
к линейной системе.
Единственной страной, не поддавшейся этому движению вспять, оказалась Франция. Здесь еще задолго до
революции успела укорениться точка зрения, согласно которой ударные действия следовало выполнять форми
рованиям, имевшим глубину построения бoльшую, чем протяженность линии огня. Основные разногласия каса
лись интенсивности огня, предшествующего атаке и поддерживающего ее, да еще того, надлежит ли производить
такую стрельбу исключительно строю, строю и застрельщикам или же только отрядам застрельщиков. В конеч
ном счете сила обстоятельств и воля военачальников оконча
тельно привели к такому сочетанию сомкнутых колонн и рас
сеянных построений застрельщиков,