Чтение книги "Аферы века"

жандарм отправился в полицейское управ
ление, чтобы доложить о прибытии и получить указания от
носительно задержанного. Второй жандарм пошел в конто
ру гостиницы за какойто справкой.
Воспользовавшись этим, Савин, обладавший необыкно
венной силой, набросился на третьего жандарма, связал его
и заткнул ему рот кляпом. Когда вернулся второй жандарм,
Савин то же самое проделал и с ним. Затем бывший корнет
уверенной походкой военного вышел из гостиницы. Когда
через полчаса в гостиницу прибыл старший жандарм в со
провождении агентов бременской полиции, то, к величай
шему своему удивлению, вместо арестанта обнаружил двух
связанных по рукам и ногам жандармов.
Савин же тем временем плыл на пароходе в Америку, в
страну, куда его влекла судьба.
Легко представить радость отставного корнета, который
после пыли дорог и грязи деревень российской глубинки
оказался на огромном и комфортабельном лайнере, направ
лявшемся в Новый Свет. В окружении шикарной публики
Николай Герасимович моментально забыл не только свое
каторжное бытие в сибирской глухомани, но и все много
численные неудачи с попытками одурачить простых на вид,
но достаточно практичных русских купцов. Он снова обрел
уверенность в себе, превратившись опять «по мановению
волшебной палочки» в знатного вельможу князя Савина, гра
фа Тулуз де Лотрека.
Это было в начале 1895 года, когда Савину было около
сорока лет. Николай Герасимович, говоривший поанглий
ски без акцента, представительный и прекрасно сложенный,
вскоре перезнакомился со всеми пассажирами первого клас
са. Душа общества, он всю дорогу развлекал публику рас
сказами о своих многочисленных похождениях.
Нетрудно представить, как талантливо он изображал в
лицах своих влиятельных «родных» — баронов, графов и
князей. Все это преподносилось с таким юмором и безза
ботностью, что окружающие, да и он сам, смеялись, как го
ворится, до колик.
Разумеется, очаровывая пассажиров, Савин вынашивал
планы очередных афер, жертвами которых должны были
стать его новые состоятельные знакомые.
С мужчинами он играл в карты. Хороший игрок, не брез
говавший шулерством, Николай Герасимович заметно по
правил свои денежные дела. С женщинами он флиртовал.
Увлекая их заманчивыми перспективами брака, Савин каж
дой предлагал руку и сердце с убедительной просьбой до
приезда в НьюЙорк сохранять все в секрете. И они эту
просьбу выполняли, равно как и другие пожелания столь
приятного в общении красавца, обладавшего к тому же, по
его заверениям, большим состоянием.
Все это было на руку отставному корнету, особенно в
условиях продолжительного морского путешествия из Ев
ропы в Америку. Для ловкого и предприимчивого афериста
двух недель плавания было достаточно, чтобы наметить бу
дущие жертвы своих афер.
Наконец мечта Савина сбылась: он в благодатной Аме
рике, где его таланты могли полностью раскрыться. Внача
ле он стал наносить визиты тем дамам, за которыми ухажи
вал в пути. К горькому разочарованию Николая Герасимо
вича, родители девушек, которым он сделал предложения
на корабле, несмотря на их слезы и истерики, ни в какую не
соглашались на скоропалительный брак своих дочерей с че
ловеком, которого, по существу, совсем не знали. Они про
сили Савина дать им возможность узнать его покороче и
тогда решить этот вопрос. Естественно, это ни в коей мере
не устраивало отставного корнета. Потерпев неудачу с брач
ными аферами, он решил избрать другое направление своей
деятельности.
В НьюЙорке, как и подобает титулованной особе, Са
вин занял роскошный особняк, чуть ли не римский дворец, и
повел роскошную жизнь. Нанеся визиты многим высокопо
ставленным лицам, он вскоре завязал знакомства в высшем
свете. Устраивал пышные приемы, давал умопомрачитель
ные званые обеды. Повсюду Николай Герасимович был же
ланным гостем.
Устраивая у себя карточные вечера, Савин наживал на
них большие деньги. Все это дало ему возможность развер
нуться во всю ширь — деньги так и текли к нему. Многие
недоумевали, откуда у Савина такие огромные средства.
Чтобы избежать подозрений и пересудов в обществе, он при
любом случае говорил, что доход приносят удачные финан
совые операции.
Одна такая операция заключалась в открытии ньюйорк
ской конторы по скупке на Кубе земель, которые после Ис
паноамериканской войны 1898 года и поражения в ней Ис
пании продавались испанцами за бесценок. Благодаря свое
му громкому имени и обширной переписке, связанной с
«покупкой» земель, придававшей правдоподобность его де
ятельности, Савину удалось собрать обильную жатву среди
падких на легкие деньги американцев.
Другой существенной статьей дохода Савина было оби
рание посетителей карточных вечеров при помощи шулеров,
с которыми он познакомился еще во время путешествия на
пароходе.
Однажды между делом Савин вспомнил о