Чтение книги "Аферы века"

нерешительных
и бездарных действий генерала понес огромные людские
потери, но так и не смог взять город. Однако в этих боях
Савин проявил подлинное мужество и отвагу. Сражаясь в
первых рядах штурмующих войск, он получил тяжелое ра
нение левой руки и его отправили на излечение в один из
передвижных лазаретов Красного Креста. Хотя операция
прошла удачно и Николай Герасимович полностью выздо
ровел, от продолжения службы ему пришлось отказаться.
Вернувшийся в Россию отставной корнет не имел за ду
шой ничего, кроме непомерных амбиций. Онито и толкну
ли его на путь обмана и афер. Совершив множество различ
ных преступлений, он, ускользая от неотвратимо нависшей
над ним угрозы ареста, вынужден был бежать за границу,
где предполагал затеряться, благо иностранными языками
владел в совершенстве. Так авантюрист и мошенник начал
вести жизнь скитальца.
Савин знакомится с многочисленными заграничными
мошенниками (тогда их называли мазуриками). В этом об
ществе бывший корнет быстро преобразился в аферистаар
тиста в полном смысле слова. Более того, они сразу разгля
дели в Савине талантливого авантюристаорганизатора, ко
торому готовы были полностью подчиняться. Но русский,
проворачивая свои гениальные махинации, никого и близко
не подпускал к своей персоне и лишь изредка снисходитель
но позволял выполнять своим подельникам мелкие поруче
ния. Смелость и талант Савина в организации крупномас
штабных махинаций убедительно подтвердила наделавшая
много шума в дипломатических кругах так называемая «ита
льянская афера».
Однажды Савину попались в руки газетные сообщения о
том, что конный парк итальянской армии устарел и требует
обновления. У него моментально созревает план использо
вания этой ситуации в своих целях, благо отставной корнет
неплохо разбирался в лошадях. В качестве богатого русско
го коннозаводчика он появляется в Италии, представляется
итальянскому правительству и предлагает свои услуги по
подготовке лошадей для кавалерии и артиллерии. Разрабо
танный им подробный план по обновлению конного парка
армии был рассмотрен Особой комиссией при итальянском
военном министерстве в Риме и признан настолько рацио
нальным и выгодным, что распоряжением короля Савину
персонально поручили поставка лошадей для армии. Таким
образом русский отставной корнет, желал он того или нет,
стал чуть ли не государственным деятелем Италии.
Дела Савина идут вполне успешно. Поставка лошадей для
итальянской армии ведется по разработанному плану. Ко
роль и военное руководство Италии проявляют к Савину
расположение. Для закупки лошадей ему выделяются огром
ные средства. Но в одно прекрасное утро Савин бесследно
исчезает из Рима, прихватив с собой большую сумму денег.
Авантюрист не мог не провернуть эту махинацию, хотя она
для него, по всей вероятности, была не столь выгодна, как
престижная и интересная работа, дававшая ему постоянный
доход и уважение окружающих.
Разыскиваемый в Италии, Савин объявился в Болгарии с
замыслами новых афер.
В Болгарию бывший корнет Николай Герасимович Савин
прибыл с крупной суммой денег, оставшейся у него после
успешной операции «по укреплению» итальянской армии.
Находясь еще на службе в итальянском военном министер
стве, Савин планировал очередные аферы. Внимание этого
безусловно одаренного интриганаафериста привлекли бур
ные события, происходившие в Болгарии. В это время, а
точнее, в 1886 году первый князь страны немецкий принц
Александр Баттенберг в результате дворцового переворота
был свергнут болгарскими офицерамирусофилами, но в
следующем году в результате другого переворота к власти
пришли сторонники Австрии и Германии во главе со Стам
буловым. В это смутное время Савин решил попытать в Бол
гарии счастья, или, иначе говоря, «погреть руки».
Еще не утих переполох в Риме, связанный с исчезнове
нием «видного деятеля» итальянского военного министер
ства, как в Софии появился представитель французского бан
кирского дома Salier et Comp князь Савин, граф Тулуз де
Лотрек (он же наш отставной корнет). Он посетил Стефана
Стамбулова, председателя регентского совета, временно осу
ществлявшего полномочия главы государства, и от имени
банкирского дома предложил значительную сумму денег
(оставшуюся от итальянской аферы) под реализацию госу
дарственного займа. В такое трудное для Болгарии время
предложенная финансовая сделка была как нельзя кстати. К
тому же представитель банкирского дома был из знатной
дворянской семьи, держался с поразительным достоинством
и имел прекрасные манеры. Да и внешность финансиста с
выразительным крупным лицом и живыми глазами неволь
но привлекала внимание и вызывала симпатию. Разумеется,
предложение Савина было принято.
Николай Герасимович довольно быстро сблизился со
Стамбуловым. Об этом свидетельствует тот факт, что его
удостоили чести быть крестным отцом дочери Стамбулова.
В доме председателя регентства он стал своим человеком и
пользовался вниманием хозяев и их друзей.
В это время наиболее важная и